Отечественные RPA-платформы сейчас развиваются очень быстро

Отечественные RPA-платформы сейчас развиваются очень быстро

30.05.2022|СМИ о нас
Отечественные RPA-платформы сейчас развиваются очень быстро

— Считается, что с помощью программных роботов можно обойтись без инвестиций в доработку «тяжелого» или устаревшего ПО, то есть грамотно сэкономить. Вы согласны с этим?

— В целом я согласен с тем, что при помощи RPA можно оптимизировать расходы. В большинстве случаев программные роботы используются для того, чтобы оперативно выполнить какую-то задачу на основе существующих систем, произвести доработку которых либо дорого, либо долго, либо руки не доходят. Например, если эти системы были созданы давно, и попросту отсутствует персонал, который обладал бы интеллектуальным контролем над ними. Дорабатывать их очень сложно, а для бизнеса они остаются важны. Роботы такие задачи решают гораздо быстрее.

— Какие преимущества у RPA перед другими инструментами автоматизации в общем случае? Или это уникальный на ИТ-рынке инструмент?

— Отчасти RPA – удачный маркетинговый термин для вещей, которые делались и раньше. Например, я знаю, что в России в свое время был опыт создания роботов на HP ALM (Application Lifecycle Management). Прототипом того, как работает любая платформа RPA, по сути, являются макросы в Excel. Там даже есть опция – записать действия пользователя, чтобы потом сделать макрос. В RPA-платформах это реализовано на более высоком уровне.

— Здесь уместно вспомнить, что макросы были не только в Excel, но и в продвинутых редакторах вроде Multi-Edit. И что, RPA — это только маркетинг?

— Конечно нет. Современные RPA-платформы предлагают очень удобный инструментарий, при помощи которого многие задачи решаются гораздо быстрее. Кроме того, они дают возможность людям без специальных навыков создавать роботов для несложных процессов — с помощью средств визуального программирования.

— Можете привести пример самого простого процесса, который можно автоматизировать посредством RPA?

— В банках и страховых компаниях есть такая задача, как проверка физического лица на предмет претензий со стороны ФССП (Федеральная служба судебных приставов). Самый простой вариант решения — правильная настройка робота, который заходит на сайт ФССП и по ФИО проверяет, есть там этот человек или нет. Сделать это можно буквально за полчаса. Правда, сайты могут меняться или быть нестабильными, поэтому работа через API более надежна, но преимущество RPA именно в скорости создания.

— В общем случае, какие признаки/характеристики бизнес-процесса говорят о том, что его можно автоматизировать посредством создания программного робота?

— Оптимальный для роботизации процесс — тот, который повторяется много раз, причем с минимальным количеством исключений. В общем случае нет смысла делать робота, который будет задействован один раз в день или в неделю, но бывает и такое. Потому что достоинство RPA — способность повысить качество жизни людей. Хороший пример — наш проект с одним банком. В периоды составления отчетов для Центробанка – раз в неделю, месяц, квартал или год — сотрудники уходили домой ближе к одиннадцати вечера. Когда под эту задачу мы сделали робота, который вроде бы использовался не так уж и часто, люди перестали засиживаться в офисе допоздна. С точки зрения стандартного подхода к экономической выгоде, эффект не очень большой, но качество жизни сотрудников улучшилось, и для банка это стало позитивным опытом применения роботов.

— Большинство RPA-проектов компании iFellow реализовано в банках. Технология сама по себе универсальна, почему была выбрана именно эта рыночная ниша?

—Так сложилось исторически: значимую часть проектов iFellow ведет в финансовых организациях – банках и страховых компаниях.

— В каких еще сферах вы реализуете RPA-проекты?

— Как раз сейчас обсуждается подписание новых договоров с несколькими компаниями из реального сектора. Не секрет, что в России одни из самых крупных внедрений именно там, все знают про интересные RPA-проекты в СИБУРЕ, НЛМК.

— Что изменилось из-за ужесточения санкций?

— Одни зарубежные вендоры ушли с российского рынка, другие приостановили деятельность. В результате практически все заказчики стали смотреть в сторону отечественных платформ. Однако, многие проекты зависли, потому что часть клиентов ждет, что все быстро закончится и вернутся те, на кого они рассчитывали раньше, другие не прочь начать работать на западных trial-версиях, но опасаются, что и это будет невозможно. Многие сомневаются в функциональности отечественных решений. И для таких клиентов у нас есть хорошее предложение: мы можем развернуть либо на своей площадке, либо непосредственно у клиента несколько отечественных RPA-платформ и роботизировать на каждой из них типовой процесс. И затем продемонстрировать, что было хорошо, что плохо, причем с учетом специфики конкретной ИТ-архитектуры. Последнее очень важно, потому что во многом выбор RPA-платформы нужно базировать на том, какие процессы необходимо роботизировать и какие ИТ-системы будут в этом участвовать.

— Заказчик часто сомневается в функционале и производительности российских решений в сравнении с западными. Объективно: российские RPA-платформы находятся на уровне западных решений?

— Российские RPA-платформы начали развиваться несколько позже зарубежных, и им необходимо пройти определенные ступени. Сегодня на рынке есть два класса решений: lowcode-nocode-системы и те, что предполагают значительное программирование и ориентированы в большей степени на разработчиков. Если центр компетенций заказчика находится в подразделении ИТ, то можно внимательней присмотреться ко второму классу RPA-решений, а если идея в том, чтобы внедрять больше роботизации силами представителей бизнеса, то следует обратиться к lowcode-nocode-системам. Отмечу, что оба класса решений сейчас быстро эволюционируют, появляются новые опции, сближающие их по функционалу. Так что в краткосрочной перспективе и те и другие выйдут на нужный уровень и станут универсальными. Развитие отечественных RPA-платформ сейчас движется очень быстро.

— Есть у компании собственная RPA-разработка? Какие RPA-платформы вы предлагаете клиентам сегодня?

— Собственной RPA-платформы у нас нет — просто не видим в этом смысла, на рынке уже достаточно качественных решений. На самом деле, мы умеем реализовывать проекты на большинстве российских разработок. К тому же iFellow является официальным партнером таких отечественных вендоров, как ROBIN и PRIMO, и вообще постоянно расширяет свой портфель. В ближайшее время мы станем официальным представителем еще нескольких российских вендоров, думаю уже к моменту выхода этой статьи.

— Чем определяется целесообразность выбора в пользу той или иной платформы?

— Во-первых, нужно обращать внимание на то, какое количество роботов планируется к использованию в организации. Если их много, это сродни полноценной разработке программного продукта: необходимость разделения рабочих сред (разработка, тестирование, внедрение), организация выкатки обновлений, версионного контроля, совместной работы над одними и теми же программами. Все то же самое, как и при классической разработке, хотя и проще в плане программирования. И здесь важно, как платформа умеет поддерживать эти процессы. Во-вторых, все более актуальна тема использования искусственного интеллекта, систем распознавания текста, образов. Возможности у RPA-платформ в этом плане разные. И третий момент: необходимость поддержки браузера, с которым работают пользователи заказчика. Оптимальный вариант — всех. Важно оценить и работу с селекторной моделью. Лучший сценарий: взять платформу и проанализировать, как она будет взаимодействовать с системами конкретной компании. Потому что если работает некая информационная система, в которой нет селекторной модели, тогда не все RPA-платформы будут работать с ней одинаково хорошо.

— В практике iFellow есть случаи, когда заказчик использует более одной RPA-платформы?

— Такие примеры есть. Платформы показывают различную экономическую эффективность при роботизации разных процессов. Кроме того, есть роботы, функционирующие в серверном режиме без участия человека, а есть интерактивные варианты, работающие непосредственно на компьютере пользователя. Не у всех платформ представлены оба типа.

— Какие препятствия чаще всего возникают при внедрении программных роботов? Способы их преодоления?

— Для начала важно правильно выстроить отношения с подразделением, отвечающим за информационную безопасность. С точки зрения ИТ до появления роботов было два класса угроз: со стороны пользователя, способного совершить ошибку или злонамеренное действие, и со стороны ИТ-системы, которая может дать сбой. Робот — нечто среднее между сотрудником и ИТ-системой. Он делает то же самое, что и пользователь, но гораздо быстрее и значительно большее количество раз за единицу времени. Допустим, сотрудник по ошибке делает 10 транзакций, каждая из которых наносит ущерб в 100 рублей. Робот способен выполнить в 100 раз больше операций за это же время и, соответственно, нанести в 100 раз более значительный ущерб. Таким образом, необходимо правильно перестроить политику ИБ, понять, как системы будут взаимодействовать с Active Directory, перестроить группы и политику доступа. Эти вопросы решаемы, но обсуждать их лучше в самом начале проекта. Второй принципиальный момент: для роботов особенно важно, какое окружение используется при разработке, тестировании и эксплуатации. Идеальный сценарий — если оно совпадает с тем, что находится в промышленной эксплуатации и, соответственно, с теми же версиями ПО. Тогда проблем не будет.

— Какую долю сегодня занимают RPA-проекты в общем портфеле компании? Какие планы по развитию этого направления?

— На сегодня RPA-проекты в общем портфеле компании занимают не столь весомую долю, потому что iFellow — большая компания, и практика внедрения роботизации появилась относительно недавно. Что касается планов по развитию, то сейчас есть такая модная и интересная тема, как process mining, или глубинное изучение процесса. В данном случае это мониторинг и анализ действий пользователя, которые помогут выявить повторяющиеся процессы, подходящие для роботизации. Осуществляется это не при помощи обсуждения с сотрудником, а благодаря обработке цифровых логов пользователя. Такие решения есть у разных вендоров, но в большинстве случаев использование журнала действий, становится недостатком, поскольку далеко не все системы его формируют. Например, если человек работает в Excel или в браузере, никаких пошаговых записей о его действиях не остается. Мы нащупали возможность решения задачи, и сейчас ведем работу в этом направлении. Надеюсь, мы скоро выйдем на рынок с расширением, которое можно будет использовать вместе с существующими RPA-платформами, а также системам класса process mining.